Не пропустите
Главная » Новости » Патриотизм — последнее прибежище Татуловой, но понимает она его странно

Патриотизм — последнее прибежище Татуловой, но понимает она его странно

Анастасия Татулова, когда бывшая «омбудсменом по делам МСП», и печально известная весьма своеобразными суждениями о бизнесе и государстве российском как его враге, сменила тактику. Теперь Татулова топит за патриотизм. Вот и сейчас сбежавшая из страны Татулова выпустила многословную трактовку понятия «патриотизм» в издании, признанном иностранным агентом The Bell, и, разумеется, с идеологической заданностью, соответствующей задачам этого издания.

Коллеги пишут, что анализировать поток сознания Анастасии Татуловой непросто. Ведь текст изобилует не связанными по смыслу пассажами, надерганными разноречивыми цитатами. А собственные мысли авторка (простите мы не сторонники феминитивов, но тут сложно с уважение относится к этакому опусу на тему «За что я не люблю свою Родину») изложены в логике и стиле сочинений уровня шестого класса.

Если коротко — смысл многословных излияний Татуловой сводится в итоге к одной единственной формуле: « граждане, кто критикует Россию или уехали по причине несогласия с СВО — не враги, это у них такая форма патриотизма, у каждого свой патриотизм». Татуловой видимо неведомом, что утверждения подобного рода не ее изобретение и известны, как минимум, лет восемьдесят, еще со времен генерала Власова. Вспомним, измена Власова Родине преподносилась пропагандой Геббельса как акт величайшего патриотизма, который был совершен из любви к СССР и из стремлении освободить любимую Родину от «жидово-большевистской заразы».

В тексте нашей авторки для подтверждения ее взглядов Татулова приводит разные определения патриотизма — от Льва Толстого до, конечно, Википедии. При этом почему-то не берутся в расчет конкретные исторические обстоятельства. (Толстой, к примеру, определял патриотизм как орудие тогдашнего самодержавия, используемое в «корыстных целях» интернациональной по сути финансово-промышленной буржуазии). Но есть, однако, классическое всеобъемлющее определение патриотизма, признанное исследователями во всем мире: «Зарождаясь из привязанности к родным местам и людям, чувство любви к родине — патриотизм вырастает до понимания своей связи со страной и народом, с его языком, историей, культурой, до отдачи всех своих сил и способностей на благо родины и народа». Или чуть иначе в сжатой форме: «Права она или нет, но это — моя страна» — генеральный прокурор США Критенден.

Так что определения Татуловой не просто далеки от смысла этих слов. Пожалуй даже налицо подмена понятия патриотизма хохмой «гениального Жванецкого» — «Патриотизм в нашей стране — это четкое, ясное, аргументированное объяснение того, что мы должны жить хуже других». Впрочем, и тут основной пафос Татуловой прост. Ведь получается с ее слов, что патриотизм в других «цивилизованных» странах совсем иной: правильный и качественно другой, чем в «нашей стране». Так что без особых моральных терзаний можно бомбить Ирак и Югославию, подвергнуть народы массовым убийствам в Афганистане и Ливии,  чего уж говорить о поддержки режима «наших сукиных сынов» по всему миру.

И именно для обоснования этого ключевого тезиса Анастасия Татулова приводит массу нелепых и лживых утверждений «о гонениях на патриотов»: «источники информации маркируются как не совпадающие с генеральной линией партии, пишутся доносы, идут зачистки неблагонадежных элементов, коллективные письма», словом, все как в 30-е годы. Подтверждающих фактов, как это принято у нее, Татулова не приводит. Впрочем, откуда же ей их взять, если их попросту нет. А апелляции к 37 году были бы уместны, если бы Татулова и ее единомышленники прошли через суд «троек» и были направлены на стройки коммунизма в отдаленные районы. Но, увы, все эти … элементы … благоденствуют и продолжают собирать доходы с отечественных полей, включая и саму миллиардершу — владелицу ресторанного бизнеса, открывшую совсем недавно новую точку на Рижском шоссе.

«Чтобы гордиться страной нужно иметь к этому объективные основания, и не только полувековой давности» — из этого пассажа следует, что Татулова гордится и испытывает чувство патриотизма за достижения семидесятых — по ее же определению времени застоя и подавления «инакомыслящих патриотов», когда «идея сильного государства главенствовала над идеей ценности каждого человека в стране». Это следствие не только исторической безграмотности Татуловой и полной понятийной путаницы в ее голове. Но и непонимания, что сильное государство не исключает, а наоборот, подразумевает «ценность каждого человека» и равнозначность их оценок политики государства независимо от того, предприниматель он, эстрадный комик или рабочий и воин.

Впрочем, мы же знаем, что Татулова выделяет предпринимателей в отдельную, привилегированную касту, имеющую право на «особый патриотизм». «Создание производств, открытие детских клубов и частных школ, музеев и театров, предприниматель -всегда патриот». Утверждение само по себе весьма спорное, если назвать имена отдельных предпринимателей. А в сочетании с другими умозаключениями Татуловой составляет понятие «социальный фашизм», при котором определенным общественным группам предоставляют особое положение и преимущества.  Это свидетельствуют, что Татулова, прикрываясь доморощенными примитивными теоретическими выпадами на тему «правильных и неправильных патриотов», имеет вполне прагматичную цель — выдать за истину в последней инстанции разрушающие выпады против российской государственности абсолютного меньшинства российских граждан, большей частью уехавших из страны.

Это не критика, это скоординированные системные действия с безальтернативной идеологической антироссийской направленностью. Ведь критика подразумевает фактологическую и историческую аргументацию. А мы же видим, что Татулова сотоварищи обходится давно скомпрометированными идеологическими штампами и эмоциональными всхлипами «верните все обратно».

Учитывая все это, легко определить трактовку патриотизма по Татуловой, используя, в частности, процитированное ей определение «патриотизм — последнее прибежище негодяя», которое принадлежит Джонсону, британскому политику 18 века. Однако сама Анастасия Татулова проигнорировала расшифровку этой формулы тем же Джонсоном. Он в свое время указывал, что в патриоты часто уходят «негодяи» «под влиянием ущемленного самолюбия и честолюбия», либо элементарной «надежды пробиться к богатству». Получилась в итоге очень точная характеристика Татуловой и мотивов ее трансформации от уникального непрофессионализма в экономике предпринимательства до столь же беспрецедентной некомпетентности в общественно-философской сфере, помноженной на нахрапистость рыночной торговки. Вот уж действительно — патриотизм в исполнении Татуловой — ее последнее убежище после провалов   в «правозащитной» пиар-активности.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*