Не пропустите
Главная » Новости » Татулова продолжает «наезжать» на российскую налоговую систему

Татулова продолжает «наезжать» на российскую налоговую систему

28 июля в интернет-издании The Bell, которое включено в перечень СМИ-иногентов, вышла статья под авторством Анастасии Татуловой, где изложены взгляды последней на российскую налоговую систему, причем с претензией на изложение системного анализа.

Коллеги из Правда.ру проанализировали текст Татуловой, выявив ложные посылы. В статье обраны эклектичные и противоречивые тезисы, призванные продемонстрировать, что в России, якобы, сложилась неэффективная налоговая система.

Впрочем, коллеги подозревают, опираясь на предыдущее творчество Анастасии Татуловой, что автором текста она не является и, что его выполнил кто-то другой по ее заказу. Впрочем, кто бы не был реальным автором — у него полностью отсутствуют базовые знания о существе российской налоговой системы и международно признанным критериям, по которым одни налоговые системы называют более эффективными чем другие, а именно — критерии относительного равенства обязательств, основанного на принципах справедливости, экономической нейтральности, бюджетной эффективности, гибкости и контролируемости налогов со стороны плательщиков.

Автор явно не в курсе, что эффективная налоговая система вовсе не та, в которой уплачивается меньшая величина налогов, а та, в которой оказывается минимальное искажающее воздействие на поведение экономических агентов, а сбор налогов осуществляется с наименьшими издержками администрирования и исполнения налогового законодательства.

Но даже в вопросах использования метода начисления и кассового метода уплаты налогов Анастасия Татулова заявляет, что следует применять именно кассовый метод, что в корне противоречит рекомендациям международных организаций, а также повышению эффективности российской налоговой системы.

Загадочно то, что Татулова, два года называвшая себя омбудсменом по защите интересов малого бизнеса, осталась, по сути, неграмотной в общегосударственных вопросах.

Сегодня одна из важных проблем развития малого бизнеса в России состоит в «накачивании» различными льготами и преференциями, а также налоговыми мерами, что привело к тому, что под малый бизнес старается мимикрировать все больше и больше предприятий, не подходящие по своим масштабам и бизнес-моделям под МСП. Поэтому из поддержки малого, начинающего бизнеса, меры стимулирования МСП в России начали приобретать черты субсидирования наименее эффективных предприятий.

Впрочем, речь не об этом. Коллеги подробно разобрали статью Татуловой. Приводим выдержки из этого разбора, где курсивом — текст оригинальной статьи.

  • Двойные налоги, зашитые в многообразие государственных сборов, непрозрачные критерии налоговых режимов, которые вынуждают предпринимателей дробить бизнес, доначисления налогов после каждой проверки — все это мешает оставшимся в России бизнесам расти и развиваться. Что не так с фискальной системой в России и как ее можно реформировать, в колонке для The Bell вместе с читателями своего канала размышляет предприниматель Анастасия Татулова.
  • В одном из исследований Института экономики роста имени Столыпина приведен пример финансовых показателей работающего завода по производству сельхозтехники в Канаде и в России. В Канаде завод работает с прибылью в $16,4 млн, завод с аналогичными показателями доходов и расходов в России работал бы с убытком почти в $22 млн. Главная причина — разница в системах налогообложения.

Здесь налицо манипуляция фактами. Это вовсе не исследование Института экономики роста имени Столыпина, а открытое письмо предпринимателя К. Бабкина Президенту России, написанное еще в 2013 году. За эти почти 10 лет детальный разбор этого письма и изложенных в нем аргументов неоднократно приводился СМИ: там есть и прямые налоговые ошибки, неправильные оценки реальности российской системы, неучет конкурентной среды и технологических возможностей локализации производства, а также  возможности адаптации ценовой политики предприятия в соответствии с качеством продукции.

  • Дают конкурентное преимущество тем, кто вообще не платит налоги. При этом не дают ни ценности, ни защиты тем, кто работает длительное время и эти налоги платит. Так как если вообще ничего не декларировать, то и отнять у тебя нечего, и проверять к тебе никто не придет, и счет не заблокирует. О прибыльности и говорить не стоит — она у тех, кто не платит, по сравнению с конкурентом, платящим налоги и которого при этом постоянно дрючит ФНС, будет отличаться в разы.

И это тоже манипуляция, ведь в любой стране, предприниматель, который не платит налоги, будет иметь конкурентное преимущество… Так что коль Анастасия Татулова предлагает бизнесу уклоняться от уплаты налогов, то нужно и называть вещи своими именами. Придется тогда ждать результатов работы правоохранительных и налоговых органов для выявления незаконной предпринимательской деятельности. Видимо это поднимет прибыльность…

  • Заставляют бизнес выплачивать налоги авансом, то есть до получения денег, и независимо от наличия у предприятия прибыли. До 2006 года предприниматель мог выбрать систему уплаты НДС из двух вариантов: кассового (когда деньги за товар или услугу получены полностью) или с отгрузки (товар получен, но расчет полностью не произошел). Сейчас выбора нет — НДС ты должен платить тогда, когда оказал услуги или поставил товар, а не когда тебе пришли за него деньги. Это загоняет производителей в еще больший убыток, так как деньги ты не получил, но с государством рассчитайся. Для тех, кто работает с госконтрактами, это вообще парадокс, так как государство в лице заказчика еще не заплатило, но государство же в лице ФНС уже требует часть неполученного отдать.

Здесь Татулова демонстрирует свою неграмотность. Но наверное удобно жить в начале 2000х, и думать, что ФНС должна бегать за каждым налогоплательщиком, когда же он обанкротится, сокроет свои обороты, попрячет прибыль в однодневных фирмах. А ведь сегодняшние реалии таковы, что уклонение по НДС за последние 10 лет снизилось до 1%, и аналогичная ситуация с налогом на прибыль.

По госконтарактам, как и по контрактам в частном секторе,  стоит отметить, что в нормальных условиях в договорах прописывается график авансовых платежей и % от суммы при закрытии этапов работы. Так что у добросовестного бизнеса проблем с уплатой налогов не возникает. Но стоит подумать как будет работать бизнес в серой зоне и тут сразу ясно – авансовые платежи в бюджет становятся проблемой.

Вынуждают не учитывать часть реальных трат в расходах, а иногда даже «докладывать свои» — ведь если ты, не дай бог, покажешь ФНС убыток, это верный путь к проблемам. Широко известен факт, как во время закрытия в пандемию предпринимателям веером рассылали требования объяснить снижение выручки и отсутствие прибыли. А люди тем временем залезали в долги и продавали имущество, чтобы заплатить зарплаты. Поэтому, чтобы показать хотя бы минимальную прибыль и избежать дополнительных проверок, легче доложить в компанию деньги из своего кармана.

Налицо спекуляция фактами.Ведь «доложить» свои деньги в бизнес – никогда не единственный вариант развития событий. И в период ковида и в текущих условиях государство принимает меры по помощи бизнесу: снижение налогов, отсрочки по их уплате, рассрочки, льготные программы кредитования, мораторий на проверки. Это все – работает и действительно помогает бизнесу.

  • Заточены на максимальное доначисление налогов любой ценой. Даже ценой закрытия бизнеса, банкротства и потери налогоплательщика. Показателем работы ФНС является не рост налогов в отрасли и тем более не LTV (Lifetime Value — сумма, которую клиент заплатит за все время взаимодействия с компанией. — Прим. The Bell) и срок жизни налогоплательщика, а совершенно катастрофический показатель «эффективность проведенных налоговых проверок». Поэтому каждая проведенная проверка заканчивается доначислением налогов. Таким образом, результативность службы определяется исходя из сумм наложенных штрафов за допущенные нарушения. Нет нарушений — нет эффективности. Замкнутый круг.
    Для примера: только за 2021 пандемийный год государство доначислило со штрафами и получило 400 млрд рублей дополнительно. Сколько налогоплательщиков после этого прекратили деятельность, никого не волнует. Нет такого показателя, и статистики нет. На момент моего ухода с поста омбудсмена в работе были несколько жалоб, которые объединены одним — если с компаний возьмут непонятно как доначисленные налоги и превышающие их штрафы и пени, они закроются. Все они производители. Но у нас, видимо, так хорошо с производством, что одну или двадцать компаний нам потерять не жалко. Главное — сейчас изъять.

Здесь просто откровенная ложь. Интересно, Татулова, хоть что-то когда-то слышала о риск-ориентированном подходе?! Сегодняшние реформы контрольно-надзорной деятельности направлены на отказ от оценки качества работы контрольно-надзорных органов через объем собранных штрафов. Напротив, данный показатель вообще не используется, вместо этого ориентир надзорных органов на увеличение собранных налогов за счет более точной идентификации источников прибыли.

И это добросовестные предприниматели должны приветствовать, так как подобные меры сокращают недобросовестных представителей бизнеса, получающих в связи с неплатежами налогов незаконное конкурентное преимущество. Относится ли к ним Анастасия Татулова, или она защищает интересы тех, кто кого дробить бизнес для удовлетворения критериям УСН, «работать мимо кассы» и уклоняться от уплаты всевозможных налогов — это обычное дело.

Да и с количеством предпринимателей неувязочка: число их по состоянию на 10.07.2022 — 5 669 878, что почти на 50 тысяч больше, чем по состоянию на 10.07.2021 — 5 623 615.

  • Являются средством давления и провоцируют коррупцию. Наши кодекс и правоприменительная практика таковы, что надо просто поискать за что: как говорится, был бы человек, а статья найдется. В основе многих жалоб, которыми мне приходилось заниматься, лежала именно коррупция — либо договориться и отдать 15 миллионов, официально заплатив 5 доначисленных, либо получить акт на 80 доначисленных миллионов и заблокированные счета.

Просто популизм. Не было был налогов, тогда бы не было никакой коррупции. А еще бы не было полиции, образования, здравоохранения и государства как такового.

А на повышение эффективности работы системы в целом Татулова совершенно не обращает внимание. Например, прирост налоговой нагрузки за счет налоговых доначислений в последние 10 лет снизился почти до 0,1-0.2% с 1 процента. А это существенное снижение.

Другой факт: размер теневой экономики в начале 2000х оценивался в ВВП около 40%, в 2010х — около 30%, а по последним оценкам – всего 11-12%.

  • Провоцируют дробление компаний. Очень часто и средние, и крупные предприятия дробят на тысячу крошечных ИП, чтобы не выйти за границу упрощенной системы и не переходить на общую систему с НДС, делающую твой бизнес неконкурентоспособным в сравнении с соседями на УСН. Чаще всего бизнес, который прибегает к этому приему, может существовать только в таком виде — иначе придется закрыться. Мы, наверное, единственная страна в мире — я аналогов не нашла при изучении налоговых режимов — которая делает все, чтобы среднего бизнеса у нас не было вообще.

Это неграмотность и ложь, ведь границы, определяющие МСП или, например, применение упрощенной системы налогообложения существуют во многих странах. Это позволяет этим экономикам выровнять конкурентоспособность предприятий разных масштабов деятельности. А также применять спецмеры господдержки, направленной на малый бизнес.

Но что уж говорить, если Татулова  сама замечена в дроблении бизнеса.

  • Стимулирует теневые зарплаты и сокращение рабочих мест в стране. Налоги на зарплаты — это кошмар любого работодателя. Один и тот же функционал в зависимости от режима налогообложения может «стоить» работодателю от 6% до 42% его зарплаты. Как только численность работников в МСП переходит границу в 250 человек, налоговая нагрузка на каждого вырастает в 2 раза. А в человекоемких отраслях на ФОТ сверху идет еще и выплата 20% НДС, так как ФОТ в расходную базу НДС не принимается. Получается, что такие предприятия фактически платят дополнительный налог с оборота, что непосильно для большинства отраслей.
    В последнее время, так как конкуренция за сотрудников росла, в том числе из-за монополий и огосударствления компаний, предприниматели максимально старались перекладывать из налогов в зарплаты, но государство против: надо, чтобы все шло в налоги, хотя это в том числе последовательно убивает экономику.

Здесь снова Татулова демонстрирует неграмотность. Похоже она взялась лоббировать интересы крупного бизнеса… Тогда ей пора  учить матчасть и разобраться в конце концов на какие цели идут взносы в социальные фонды. А это то, что формирует права работника на пенсию, услуги здравоохранения, другие выплаты.

Если же Татулова таки представляет интересы МСП, то как она может быть против дифференцированных налогов на труд для предприятий в разных сферах деятельности и разного размера. Ведь именно это дает преференции малым предприятиям.

Так что аргументация «вывернута наизнанку»: понятно, что издержки бизнеса в сфере услуг, условно, больше связаны с оплатой труда и соответствующими налогами, а в тяжелом машиностроении — с закупкой и обслуживанием оборудования, расходными материалами. Какая альтернатива предлагается: отменить часть налогов и сократить пенсии? Но это просто перераспределение в пользу Татуловой.

Возможно конструктивная позиция здесь могла бы быть в предложении более тонкой настройки системы, позволяющей большему, чем сегодня, количеству предприятий работать с прибылью. Однако в этом случае нужно детально смотреть на финансовые показатели отраслей и налогово-бюджетные балансы. Такой уровень аргументации для Анастасии Татуловой, видимо — «космос».

  • Вешает всю ответственность на того в цепочке, кто выжил. Если твой контрагент, не дай бог, оказался недобросовестным или не выдержал турбулентности и закрылся, будь уверен: к тебе придут, и ты заплатишь и за себя, и за того парня. Никакие разумные доводы, что ты покупал у обанкротившегося предпринимателя сырье для производства и сшил из него ботинок, не работают — так сейчас устроена система.

Демонстрация неграмотности. В любом случае должен быть доказан умысел. Что предлагает Татулова? Понять и простить? Но в этом случае разрыв по НДС был бы не 1%, а 10-15%, и такие случайные или умышленные схемотозы продолжали бы существовать десятилетиями.

  • Никак не связаны с промышленной политикой страны, если таковая и есть. Одной рукой государство требует импортозаместить, производить и разрабатывать, другой делает так, что эта деятельность никому не интересна, так как находится на грани рентабельности, а часто и за гранью, как в приведенном выше примере с заводом по производству тракторов.
    Все написанное выше ведет к тому, что вместо развития и масштабирования предприятия предприниматель вынужден все время выкручиваться и приспосабливаться, выживать в заданных условиях.

Снова неграмотность и ложь. Татулова просто не видит дальше своего носа, не понимает большинство связей бюджетно-налоговой и промышленной политики. Никогда перед МСП не стояли задачи промышленной политики, например импортозамещения, это просто откровенное вранье.

Да и вопрос роста из малого в среднее и из среднего в крупное предприятие — это не вопрос промышленной политики. Это вопрос уникального конкурентного преимущества, выраженного в бизнес-модели или технологии компании. Раз рентабельность нулевая, то значит, на рынке есть конкуренты, которые умеют делать то же самое возможно и дешевле и лучше. Не так – поднимайте цены. Если не поднять цены из-за того, что клиенты уйдут к конкурентам, то причем здесь налоговая политика, если они в таких же условиях.

  • Еще одна проблема предпринимателей состоит в том, что люди в нашей стране практически не платят налогов самостоятельно, кроме как раз в год на квартиры и машины. Сотрудника вообще не интересует, сколько с его доходов берет государство и куда потом это тратит, — а зря. «Тинькофф-журнал» разместил любопытный калькулятор, в котором можно рассчитать суммы налоговых отчислений с зарплаты, очень впечатляюще для тех, кто никогда не сталкивался.

Татулова вновь демонстрирует неграмотность, откуда она взяла, что люди не платят самостоятельно налогов? Россияне понимают, что платят налоги через агента – работодателя. Но также и самостоятельно на квартиры, земельные участки и машины.

  • С моей точки зрения, самостоятельная оплата налогов — это начальная и необходимая точка для развития цивилизованной страны. Но сейчас вот так — «я получаю на руки, остальное меня не волнует, разбирайтесь с государством сами». Тем временем фискальная нагрузка в сфере МСП на ФОТ составляет до 46,8%. А в человекоемких отраслях — например, в легкой промышленности: производстве одежды и обуви, продуктов питания, в услугах — и того больше, так как для них ФОТ является основным расходом, но НДС не облагается и в расходную базу не идет.

Здесь налицо манипуляция. Ведь во-первых, фискальная нагрузка[4] и налоговая нагрузка в России сопоставима или ниже по сравнению с ведущими странами ОЭСР[5], а если исключить из рассмотрения НДПИ и прочие неспецифичные для МСП налоги, то еще ниже.

Во-вторых, что изменилось бы от того, что гражданин самостоятельно платил бы налоги? Выросли бы издержки администрирования со стороны государства, и издержки соблюдения налогового законодательства среди населения. И кто бы от этого выиграл?

  • Не претендуя на фундаментальное исследование, приведу несколько примеров и цитат предпринимателей, ведущих бизнес в других странах, просто чтобы почувствовать разницу.

Что говорит бизнес

  • «Сравнивать налоговые системы имеет смысл в первую очередь с теми странами, в которых сопоставимая степень уважения к собственности. Не особенно важно, сколько у тебя осталось после налогов, если это твое, а у нас на самом деле не твое».
  • «Есть бизнес в Чехии, тут налоговая нагрузка на предпринимателей и трудоустроенных появляется при доходе от 1 млн крон в год (3 млн рублей). Если есть на попечении дети, то сумма, не облагаемая налогами, возрастает пропорционально количеству детей. Дополнительно оплачиваются социальные взносы и медстраховка. Но важно, куда идут эти налоги. Здесь медстраховка покрывает полное лечение, включая лекарства в аптеках. Налоги по большей части идут в местные бюджеты, и сами жители имеют возможность голосовать по их распределению, поэтому в каждой деревне хорошие дороги и отличная инфраструктура».
  • «Наша компания в Болгарии занимается консалтингом для фармы (креатив, стратегии, PR). Налог на прибыль 10%. При этом российский формат: доходы-расходы. От оставшейся суммы налог на дивиденды, если хочется все вывести, — 5%».
  • «ОАЭ, лицензия на каждый вид деятельности, раз в год нужно ее обновлять. Есть один налог: НДС 5% на все, других налогов нет. Работодатель получает право открывать резидентские визы работникам с семьей, а для высококвалифицированных кадров и без семьи. Налогов на прибыль и на доходы физлиц в ОАЭ нет, поэтому нет и проблем с обналом и с хождением наличных. Также бизнес оплачивает визы, медстраховку и небольшие пошлины за каждого сотрудника, так как местных там нет (мигранты работают в 99% случаев), но тоже все планово, не зависит от зарплаты. Все делается электронно».
  • «В США нет НДС, есть налог с продаж в зависимости от штата. При дистанционной торговле этот налог взимается там, где живет покупатель».
  • «Во Франции, Великобритании, Германии налоги на зарплату платят вместе работодатель и работник».
  • «В Гонконге НДС отсутствует, а налог на прибыль от 8,25% до определенного оборота, при его увеличении ставка вырастает до 16,5%».

Опять демонстрация неграмотности и популизма. Был ли репрезентативный опрос? А как с объективными принципами, по которым одни налоговые системы называются более эффективными чем другие.

Что это за принципы —

  • A. справедливость,
  • B. экономическая нейтральность,
  • C. бюджетная эффективность,
  • D. гибкость
  • E. контролируемость налогов со стороны плательщиков

При этом первые три — имеют важнейшее значение.

Фактами же является то, что

  1. Хорошо структурированная, квалифицированная и успешная налоговая система является важной предпосылкой экономического роста
  2. По результатам оценок зависимости между налогами и экономическим ростом в зарубежных странах оказывается, что налоговая нагрузка, измеряемая как соотношение совокупных налоговых доходов и ВВП, оказывает положительное влияние на экономический рост при низком уровне налоговой нагрузки (основной механизм — за счет налогов финансируется образование, здравоохранение и инфраструктура) и отрицательное — при высоком (основной механизм — нагрузка угнетает экономическую активность)
  3. Различные налоги по-разному влияют на рост экономики. Так, расчеты показывают, что налоги на доходы физических и юридических лиц замедляют рост, а налоги на потребление (например, НДС и акцизы) и на имущество — приводят к ускорению экономического роста.
  4. Недостаточно справедливое и эффективное налогообложение действительно искажает принятие рациональных экономических решений, отрицательно сказывается на конкуренции, создает риски злоупотреблений со стороны чиновников и стимулы к рентоориентированному поведению экономических агентов, как предпринимателей, так и чиновников

Что же отделяет «нас» от «них»?

  • Главное — это однородность налоговой системы. Ни в одной стране нет стольких вариаций налоговых режимов, как у нас. Микробизнес строго ограничен доходом. За рубежом это реально совсем небольшие суммы оборота, все, что выше, живет в единой системе. Что у нас? Самозанятые, патенты, торговые сборы, теперь какой-то еще режим АУСН под 8% и 20% «все включено», УСН в двух вариантах, ОСНО. Переход на ОСНО настолько болезненный, что предприниматели делают все, что можно, чтобы его избежать.

Это опять откровенная ложь, неясно откуда только Татулова берет эти утверждения?! Последние исследования о сложности налоговых систем, показывают[6], что наиболее сложные системы действуют в Аргентине, Боливии, Греции, Бразилии, Турции. Даже Великобритания на 21 месте, а Россия — на 23 по сложности.

Во всех странах мира, как и в России в настоящее время существует объективная необходимость усложнения налогового законодательства и налогового администрирования в связи с усложнением деловой практики. Так, налогообложение при осуществлении операций с финансовыми инструментами, холдинговые структуры и применение трансфертных цен и другие направления требуют все более детального законодательного регулирования и (или) новых подходов к администрированию, а также повышенного внимания администрирующих органов и высокой квалификации их сотрудников.

  • Везде ты имеешь право на убыток, и везде есть понимание, что бизнес — это инвестиции и риск. И это отражено в налоговых системах. Ни в одной системе вне России я не встретила правила, что налоги надо заплатить вперед, авансируя государство. Предполагаю, что правительства этих государств при этом имеют куда меньшую стоимость денег и ключевую ставку, чем у нас. Ни в одной стране налоги не рассчитываются методом начисления — везде кассовым методом. Что у нас? Убыток или нет — налоги заплати, даже с неполученного, авансом. НДС рассчитывается методом начисления и платится вперед.

Откровенная ложь. Татулова ничего не понимает в плюсах и минусах кассового метода и метода начисления. Действительно в случае с малыми и микропредприятиями кассовый подход более понятен и удобен (кстати, в российском законодательстве есть возможность на него перейти и по налогу на прибыль и по НДС, хотя, конечно, по умолчанию организации на ОСНО должны применять именно метод начисления). Основным недостатком кассового метода является то, что он не в состоянии дать полной финансовой картины и не позволяет адекватно проводить планирование: получена ли в текущем отчетном периоде предприятием прибыль, были ли получены товары и услуги в кредит, по которому придется расплачиваться позже, какой дефицит/профицит государственного бюджета в конкретный месяц.

Международная ассоциация, объединяющая специалистов в области финансов, учета и аудита (АССА) и Международная федерации бухгалтеров (IFAC) рекомендуют именно переход на применение метода начисления[7].

Ни в одной стране мира налоги не рассчитываются методом начисления — что за бред?!

Посмотри хотя бы на эту карту для предприятий государственного сектора (ссылка на отчет выше) — перед тем как откровенно врать.

  • Все расходы — это расходы, их не надо объяснять и доказывать. Лимиты по ним мне тоже нигде не встретились. Что у нас? Ты можешь отнести на расходы только то, что тебе разрешило государство, исходя из своих представлений о твоем бизнесе.

Откровенная ложь. Что значит не нужно объяснять и доказывать?! Тогда бы никто в мире никогда не платил налогов на прибыль.

  • Везде налоги на собственный доход платят граждане, где-то совместно с предприятием, где-то полностью самостоятельно. Из них получают вычеты и за свои уплаченные налоги требуют и с правительства, и с муниципалитета адекватной работы. Что у нас? Сами знаете что.

Манипуляция. В России нет никаких проблем с налоговыми вычетами — продажа/покупка жилья, получение медицинских услуг, услуг образования. Это, конечно, если работодатель добросовестно выполняя функции налогового агента заплатил НДФЛ. А если тебе попалась Татулова, которая предпочитает держать за штатом большинство сотрудников и ничего за них не платить, то да — у таких работников действительно возникают проблемы с вычетами. Виновато в этом, конечно, демонизируемое государство.

  • Везде львиная доля налогов и сборов остается в регионах и районах, собранное расходуется там же, где зарабатывается. Поэтому регионы заинтересованы в росте предпринимателей, в том, чтобы росла их выручка, прибыль и налоги. Что у нас? Налоги собираются и распределяются по большей части централизованно, а на муниципалитет собранные на его территории налоги не влияют совсем.

Неграмотность. Невозможно обсуждать системные вопросы с человеком, который даже не стремиться разобраться в матчасти вопроса. Вопросы фискального федерализма — это не только самой налоговой системы, но в большей степени федеративного устройства. Может быть у Татуловой есть претензии к нашей конституции? Пишите статью с критикой конституции на основании комментариев в телеграмме — срочно в the bell.

А давно так?

Я задалась вопросом: а было ли так изначально? И почему еще 6-7 лет назад этот вопрос вообще не стоял на повестке как актуальный?

Скорее всего, изначально система была более или менее стройной и соответствовала структуре экономики — отсюда и НДС как налог на перепродажу — вся страна торговала в начале перестройки. Со временем вводили все новые режимы, плодя все большую дифференциацию, давали льготы отдельным отраслям, дописывали, одно не стыковалось с другим. В итоге наша налоговая система превратилась в какой-то бесформенный комок нелогичностей.

Неграмотность. Вопрос об эффективности налоговой системы всегда был на повестке дня. От «Основных направлений социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу» начала 2000х («стратегии Грефа»), до последних программных документов, включая «Основные направления налоговой политики» всегда присутствуют разделы по стратегии и тактике налоговых изменений. Для примера несколько цитат из стратегии 2000х:

Вставка — отдельные цитаты из «Основных направлений социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу», 2000г

На протяжении 1995 — 1998 годов периодически осуществлялись попытки улучшения собираемости налогов и таможенных платежей как путем улучшения системы налогового и таможенного администрирования, так и путем совершенствования законодательства. Однако все предпринимавшиеся меры давали весьма ограниченный и краткосрочный результат, вслед за чем собираемость налогов и таможенных платежей вновь падала до прежнего уровня или ниже.

Цель налоговой реформы заключается не в том, чтобы собирать больше налогов и тем самым решить проблему бюджетного кризиса, а в том, чтобы:

а) по мере снижения обязательств государства в области бюджетных расходов снизить уровень налоговых изъятий;

б) сделать российскую налоговую систему более справедливой по отношению к налогоплательщикам, находящимся в различных экономических условиях;

в) повысить уровень нейтральности налоговой системы по отношению к экономическим решениям фирм и потребителей.

При этом система администрирования налогов должна обеспечивать снижение уровня издержек исполнения налогового законодательства как для государства, так и для налогоплательщиков. Создание справедливой и нейтральной налоговой системы требует решения, по крайней мере, трех взаимосвязанных проблем: ликвидации многочисленных налоговых льгот, урегулирования значительного объема задолженности предприятий по налогам и совершенствования процедур уплаты налогов и налогового администрирования.

Основная задача при доработке первой части Налогового кодекса состоит в обеспечении более разумного баланса прав налогоплательщиков и полномочий налоговых органов, что является главной предпосылкой эффективного функционирования фискальной системы. В рамках этой задачи предлагается, с одной стороны, более строго регламентировать порядок применения некоторых принудительных мер: в частности, ограничить возможности произвола при взыскании налоговой задолженности, доначисленной налоговыми органами по итогам налоговой проверки, смягчить режим ареста имущества налогоплательщика, сузить перечень оснований для приостановления операций по счетам в банке. Еще одно направление совершенствования налогового законодательства — сокращение возможностей для уклонения от налогообложения путем ведения хозяйственной деятельности без налоговой регистрации, через фирмы-однодневки и т. д.

Практика последних лет показывает бесперспективность попыток устранения основных недостатков действующей налоговой системы путем внесения «точечных» изменений в налоговое законодательство. Проблема может быть решена исключительно принятием единого, взаимосвязанного и комплексного документа, в котором достигается баланс интересов государства и налогоплательщиков, и разработки четкого плана по внесению в него сбалансированных поправок по мере создания необходимых для этого предпосылок. Налоговая реформа должна предусматривать, с одной стороны, снижение налоговой нагрузки и решение наиболее важных для бизнеса вопросов (ликвидация барьеров, препятствующих развитию бизнеса), а с другой стороны, — бόльшую «прозрачность” налогоплательщиков для государства, улучшение налогового администрирования и сужение возможностей для уклонения от налогообложения. Насущной задачей является скорейшее решение проблемы, касающейся обеспечения сбалансированности фискальной, протекционистской и регулятивной функций таможенных платежей и, в первую очередь, таможенных пошлин как одного из основных инструментов таможенной политики.

Повышение уровня справедливости и нейтральности налоговой системы будет достигаться за счет

— выравнивания условий налогообложения для всех налогоплательщиков (прежде всего, путем отмены имеющихся необоснованных льгот и исключений);

— отмены неэффективных и оказывающих негативное влияние на экономическую деятельность хозяйствующих субъектов налогов и сборов (прежде всего, оборотных налогов);

— исправления деформаций в правилах определения налоговой базы по отдельным налогам, искажающих экономическое содержание этих налогов;

— улучшения налогового администрирования и повышения уровня собираемости налогов за счет включения в налоговое законодательство дополнительных механизмов и инструментов, налогового контроля;

— сокращения числа контролирующих органов;

— упрощения и ускорения процедур обжалования решений и действий налоговых органов (в том числе за счет создания специализированных коллегий по налоговым спорам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах);

— сокращения возможностей для уклонения от налогообложения.

Подобные заявления Татуловой, показывают, что у нее полностью отсутствуют базовые знания о существе российской налоговой системы.

Почему не поднимались эти вопросы раньше?

Причина, как ни странно, в отличной работе… ФНС за эти годы объективно стала самым результативно работающим ведомством в правительстве, выстроилась система контроля. И вот тут-то стало понятно, что в такой налоговой системе предприятия развиваться не могут. Эти вопросы стали подниматься на многих площадках, но выравнивания ситуации не произошло.

Раньше налоговая система предпринимателей не особо волновала, так как редко кто платил больше 1% от выручки. На зарплатные налоги от МСП тоже особого внимания не обращали, потому что большинство сотрудников в малых бизнесах были не оформлены или оформлены на МРОТ. Еще лет десять назад собираемость была крайне низкой, количество предпринимателей, которые вообще платили какие-то налоги, не превышало 20%.

Некомпетентность. Это является следствием того, что раньше те, кто должен был платить налоги не выявлялись эффективно, что давало им дополнительную прибыль, сейчас повысилась точность и эффективность выявления налоговой базы. Что предлагает Татулова — вернуться к низкой налоговой дисциплине, чтобы большинство бизнеса было в серой зоне?!

За обеление крупного бизнеса взялись раньше, на мелких внимания не обращали, пока не поняли, что там тоже есть что изъять.

Предприниматели 90-х жили в условиях высокого риска и высокого дохода, потом короткий период оттепели 2000-х — в условиях среднего риска и среднего дохода, а потом пришли в ситуацию, когда риск вернулся в высокий, даже выше, чем был 20 лет назад, а доходы сократились. Приняли законы о субсидиарной ответственности, ужесточили все, что можно было ужесточить, подняли в разы штрафы, а вот доход весь стал изыматься государством, как налоговыми платежами, так и неналоговыми. На фоне падающих доходов населения и введенных 8 лет назад первых ограничений это и стало причиной падения общей выручки отраслей и сокращения количества предприятий.

Некомпетентность. Подобные пассажи Татуловой из разряда «за все хорошее, против всего плохого». В них не учитываются ни интересы потребителей продукции, ни интересы государства. Такие заявления в отсутствии конструктивных предложений по ведению риск-ориентированного подхода при ведении контрольно-надзорной деятельности, как правило делают предприниматели, желающие продолжать вести свой бизнес в «серой» зоне. Они не видят, что за последние десятилетия произошел системный пересмотр обязательных требований (регуляторная гильотина) и отменено порядка 40% требований, упростились процедуры контроля — риск-ориентированный подход, введена информационная система проверок с обратной связью от предпринимателей, введена возможность досудебного обжалования решений контролеров через ЕПГУ.

В таких условиях развивать предприятия стало бессмысленным. Производство оказалось самым уязвимым в налоговом плане сектором: предприятия начали продаваться крупным игрокам или вовсе закрываться. Налогов собирали все больше и больше, а на развитие бизнеса просто не осталось ресурсов. В результате — за пять лет количество средних предприятий сократилось на 12%, на 10 июля 2022 года их осталось всего 17 775 предприятий с 20 288 в 2017 году.

Как иллюстрация: при сокрушительном падении прибыли за 2,5 тяжелейших для бизнеса года налогов ФНС было собрано на 29% больше, чем в 2019-м. Государство включило принцип: соберем все, что можно собрать.

Манипуляция фактами. Снижение количества средних предприятий произошло в 2018–2019 годах и вызвано «чисткой» реестра МСП от предприятий, которые систематически, в течение нескольких лет, не предоставляют о своей деятельности, а также укрупнением среднего бизнеса и успехами ФНС в борьбе с фирмами-однодневками.
При всем при этом за 2018 г. объем выручки МСП вырос на 25%.

Что касается тренда последний лет, то в период пандемии 2020-2022 гг. число средних предприятий даже слегка выросло — до 17 775 — при упомянутом росте собранных налогов.

Поэтому говорить, что «на развитие бизнеса просто не оказалось ресурсов» и «за пять лет количество средних сократилось на 12%» — это просто жонглирование удобными аргументами.

Что делать

Во-первых, признать проблему. Осознать, что налоговая система мешает развитию малого и среднего бизнеса и тормозит экономику в стране.

Корень этой проблемы, вопреки расхожему мнению, не в том, что все предприниматели — жулики и не в том, что они не хотят платить налоги. Если налоговая система провоцирует на дробление, это не предприниматель виновен, это система с перекосом.

В действительности одна из проблем развития МСП в России состоит в том, что последовательное «накачивание» различными льготами и преференциями, а также налоговыми мерами привели к тому, что под малый бизнес старается мимикрировать все больше и больше предприятий, которые по своим масштабам и бизнес-моделям давно могут работать на основном режиме. Из поддержки тех, кто действительно мал и только начинает бизнес, поддержка МСП в России приобретает черты устойчивой субсидии наименее эффективным предприятиям. По этой причине требует рассмотрения снижение порогов по УСН и критериев МСП как раз для того, чтобы поддерживать тех, кто действительно нуждается. Понятно, однако, что это будет крайне сложно реализовать на практике по политическим причинам.

Именно расчет реальных финансовых моделей совместно с ФНС дал нам возможность продвинуться с обнулением НДС в индустрии гостеприимства, хоть на это и ушло пять лет. Стало видно, что при работе на НДС компании сразу получают убыток. Как можно не нарушать, если у тебя стоит выбор: или заплати по кодексу и закройся, или ищи разные ходы? Никак. Нам надо устранять причину. А не предпринимателя.

Откровенная ложь. Татулова не имеет никакого отношения к обнулению НДС для гостиниц. Это просто наглое и неприкрытое приписывание себе результатов чужой работы.

Во-вторых, реформировать систему. Руководствоваться я предлагаю пятью базовыми принципами:

1. Предприятие должно быть прибыльно. Это необходимое условие: компания не должна работать только на налоги и зарплаты. Норму прибыли нужно установить с экспертным сообществом в каждой отрасли. Не государством, не монополиями, не крупными игроками, а на основе консолидированной позиции отрасли и исходя из реальной ситуации в ней. Прежде чем ходить с лозунгами про импортозамещение, нужно просчитать, какую рентабельность необходимо обеспечить производителю в каждой отрасли (она должна быть по крайней мере выше процентов по банковским вкладам). И спросить, готов ли он за эти деньги работать.

Неграмотность. И кто эту рентабельность будет обеспечивать? Государство — за счет изменения системы налогообложения между отраслями? Это сразу же сформирует стимулы для перетоков между ними, часть предприятий в отдельных отраслях закроется, что приведет к тяжелым социальным последствиям.

Важно также задаться вопросом, нужна ли обществу отрасль, которая не может генерировать прибыль самостоятельно. Возможно, в этом случае нужно просто импортировать продукцию. Например, в той же легкой промышленности наши предприятия по производству хлопчатобумажной продукции никогда не будут конкурентоспособны просто потому, что хлопок на территории России не растет. Или давайте мерами налоговой политики обеспечивать прибыльность «выращивания бананов в теплицах за полярным кругом».

Подобный принцип в предложениях Татуловой, особенно на первом месте в списке раскрывает ее полную безграмотность и отсутствие знания о существе российской налоговой системы и международно признанным критериям, по которым одни налоговые системы называют более эффективными чем другие.

Как будто бы просто фактом своего существования предприниматель отрицает все обязательства перед страной — работниками, их семьями, детьми, пенсионерами. Не хотите изучить матчасть про принципы справедливости, экономической нейтральности, бюджетной эффективности налоговой системы

Так можно договориться, что любой бизнес просто «фактом своего существования» никому ничего не должен. Тогда у нас в стране не будет ни образования, ни медицины, ни пенсий, ни дорог, ни армии.

2. Уплата налогов должна быть проще и выгодней, чем любые схемы, а дробление и мимикрия под микробизнес должны быть и бессмысленны, и нереализуемы.

Популизм. Именно в такой логике и действует ФНС в совершенствовании режимов налогообложения и налогового администрирования.

3. Показатели работы ФНС должны быть заточены на совместные с бизнесом цели. Рост собираемых налогов должен обеспечиваться строго через рост оборотов в отрасли и ее доли в ВВП. Необходимо исключить ситуацию, когда падают оборот и прибыль, но растут налоги за счет выжимания последнего, как у нас сейчас.

Популизм. Конечно, большинство налогов в России отвечают критерию гибкости — собой возможность системы нормально реагировать на изменение макроэкономической ситуации в стране, прежде всего, на смену фаз цикла. Как раз наиболее гибкими налогами является налог на прибыль, который сглаживает цикл деловой активности и стабилизирует ситуацию, и НДС — который платится, только если есть добавленная стоимость

Или Татулова имеет в виду, что не нужно повышать собираемость налогов и оставить в покое тех, кто находится в серой зоне?

4. Вместо стимулирования открытия новых компаний нужно обеспечивать безопасное и устойчивое развитие уже созданных предприятий.

Неграмотность. Татулова открытым текстом просит государство установить барьеры на вход на рынок, чтобы не испытывать конкурентного давления?! Это можно было бы принять за шутку, если не знать пафоса, с которым подобное предложение звучит из уст самой Татуловой.

Как раз нужно стимулировать создание новых предприятий — потому, что после реализации коммерческого риска (и формирования устойчивых каналов сбыта продукции и цепочки поставщиков, определения рыночной ниши, формирования коллектив работников и постоянной производственной площадки) — эти предприятия, возможно обладая уникальной бизнес-моделью и технологией, смогут двигать экономику страны вперед.

Барьеры входа на рынок — это прямой пусть к технологической деградации страны и монополизму.

5. Первым наказанием за любое нарушение должно быть предупреждение, а не штраф и тем более не блокировка счетов или закрытие компании-налогоплательщика. Презумпция невиновности должна быть безусловна. Тем более недопустимо заставлять предпринимателей отвечать за нарушения контрагентов. Для этого существует надзор государства, каждый должен отвечать только за себя и свою деятельность перед законом.

Только при соблюдении этих принципов мы получим систему стимулирующую, а не ограничивающую рост, как сейчас.

Некомпетентность. Государство планомерно работает по снижению нагрузки на бизнес:

  1. С 2019 года отменено порядка 30% обязательных требований
  2. Упрощены процедур контроля за соблюдением требований, количество проверок в 2021 году сокращено на треть
  3. Регулярно ведется сбор обратной связи от предпринимателей
  4. Введено досудебное обжалование решений контролеров через ЕПГУ
  5. Введен риск-ориентированный подход. Проверяются только те, кто действительно рисковый, их стало в 2 раза меньше
  6. В 2022 году введен мораторий на проверки (оставили только там, где есть угроза жизни)
  7. По новой поправке (УПК 144) — по поручению Президента с 9 марта 2022 г. возбудить уголовное дело по налоговым преступлениям можно только на основе материалов налоговых органов.

Что говорит бизнес

В каждом из этих пунктов очень много важных деталей. О них я спросила в своем телеграм-канале у предпринимателей из абсолютно разных отраслей. Топ пожеланий выглядит так:

1. Налоговый режим для предприятий внутри каждой отрасли должен быть сквозным и единым. С минимально прогрессивным процентом для создания равных условий и возможности роста предприятия из микро- в малое, а потом в среднее.

В целом рабочее предложение. Именно такое выравнивание последовательно происходит в российской налоговой системе. Понижение границ УСН и критериев МСП вместе с разработкой промежуточного налогового режима между УСН и основной системой налогообложения для растущих компаний, а так же более жесткого применения принципа деловой цели при контроле за дроблениями компаний — существенно повысят эффективность российской налоговой системы.

2. По всей цепочке нужно уравнять и снизить НДС хотя бы до 10%. Убрать НДС там, где он является по факту налогом на труд (как в примере с общепитом). Оставить только там, где есть реальная добавочная стоимость (купил продукт и его перепродал). НДС 20% можно оставить только на ввозимые товары, защищая отечественного производителя, выращивая его, и постепенно сделать невыгодным ввоз той продукции, которая может быть произведена внутри России, — только так и случится пресловутое импортозамещение. Ставку НДС 20% для товаров иностранного происхождения сохранять максимум до второго звена продажи от ввоза на территорию ЕАЭС.

На практике бессмысленно обсуждать существенные снижения в налогах, подобных НДС (сборы в 2021 году около 5.8 трлн НДС, больше трети налоговых доходов федерального бюджета) без обсуждения либо повышения в других налогах, либо изменения задач и функций государственного и местного самоуправления.

Для повышения справедливости и эффективности налогообложения действительно целесообразен переход к единой ставке НДС, только не 10%, а близко к 20%, чтобы сохранить суммарный объем поступлений.

Во-первых, пониженная ставка НДС — льгота регрессивная, от нее больше выигрывают группы потребителей с высокими доходами. Во-вторых, наличие льготной ставки усложняет налоговое администрирование и исполнение налогового законодательства (в частности, влечет за собой необходимость вести раздельный учет по НДС). Вместе с тем следует отметить, что, несмотря на общепризнанность указанных недостатков, в подавляющем большинстве стран льготная ставка НДС в настоящее время применяется.

Отмена пониженной ставки НДС позволит увеличить поступления НДС примерно на 5%. Безусловно отмена льготной ставки НДС повлечет за собой необходимость разработки и внедрения компенсирующих механизмов, поскольку льготная ставка налога в основном применяется для социально значимых товаров.

3. Совместить бухгалтерский учет с налоговым. Убрать все ограничения и требования к расходам, а также их лимиты, кроме личных покупок. Оставить право предпринимателю распоряжаться своими расходами самостоятельно, не доказывая налоговому инспектору их целесообразность.

Всеми руками «за», только какой процент предприятий готовы на это пойти?

В отношении крупных компаний давно действуют отдельные инспекции и вопрос совмещения бухгалтерского учета с налоговым почти не стоит. Для мелкого бизнеса есть АУСН. Остаются только малые и средние компании, проблемы у которых связаны в основном с архаичными (часто бумажными) системами бухгалтерского учета. Но и тут есть решение, можно — переходить на электронный документооборот хозяйственной деятельности.

4. Прекратить практику уплаты налогов с не полученных предпринимателем денег, то есть отменить авансовый метод сбора налогов. Дать возможность платить налоги раз в год по фактически полученной прибыли. Если ты отгрузил товар, но тебе денег не перечислили, значит, налог ты платить не должен.

Популизм. Переход на кассовый метод уплаты налогов — это регресс. Именно метод начисления является передовым и наиболее прозрачным, большинство развитых стран мира на него переходят.

Международная ассоциация, объединяющая специалистов в области финансов, учета и аудита (АССА) и Международная федерации бухгалтеров (IFAC) рекомендуют именно переход на применение метода начисления.

5. И главное, конечно, кардинально изменить подход к зарплатным налогам. — Чтобы стимулировать предпринимателя создавать больше рабочих мест, налоги на зарплату никак не должны зависеть от каких-то искусственных критериев по численности и обороту. Чем больше рабочих мест создано, тем меньшей должна быть ставка налога на сотрудника, а не наоборот. Тогда и с безработицей бороться не придется, предприниматели наймут и сами обучат, и сделают это точно лучше, чем биржи труда. — Сделать налог единым и одинаковым для всех негосударственных несырьевых компаний, независимо от размера бизнеса. Суммарный налог на ФОТ не должен превышать 20% ни в одной отрасли, независимо от критериев МСП. — Перенести платеж налога на зарплату в личные кабинеты граждан, чтобы каждый видел, сколько и на что он отчисляет государству.- Освободить работающих пенсионеров от налогов на ФОТ вообще. Пенсионеры, если они хотят и готовы работать, должны получать и полностью пенсию, и полностью зарплату без всяких вычетов и налогов. Сейчас работающий пенсионер должен терять в доходе — это недопустимо. Он государству уже давно все отдал, оставьте его в покое. — То же самое со студентами: первая работа до 23 лет не должна облагаться налогом, чтобы работодателю было выгодно нанимать и учить молодежь.

Популизм. За все хорошее, против всего плохого. А давайте вообще установим нулевые «зарплатные налоги»?! Только потом не удивляйтесь, что произойдет либо полная разбалансировка бюджетов пенсионного фонда и социальных фондов, либо вся необходимая сумма ляжет равномерно на бизнес в виде роста НДС (как косвенный и наименее искажающий налог).

Более того, такое положение дел по факту приведет к снижению зарплат работников, потому что работодатели не будут стимулированы выплачивать даже МРОТ.

Татулова действительно не обременена знаниями базовых параметров формирования расходов и доходов бюджета, и намеренно формирует популистские предложения, направленные на перераспределение выгоды исключительно в свою пользу, без учета интересов работников предприятий, потребителей товаров и в целом граждан.

6. Необходимо создать механизмы налоговой лояльности — чтобы было выгодно работать десятилетиями, а не как сейчас средний срок жизни юрлица — 36 месяцев, потом проще закрыть и открыть новое. Например, такое предложение я видела: снижать каждые 10 лет работы суммы налогов на прибыль и на имущество для тех, кто продолжает работать. Это стимул расти и создавать семейные компании, великие компании, которыми будет гордиться страна.

Неграмотность и популизм. В результате реализации такого предложения будут нарушены базовые принципы налоговой системы — справедливость и экономическая нейтральность. Сложно даже представить в какую монопольную и технологическую ловушку попала бы наша страна, если это реализовать. Почта России, РЖД и Сбербанк уже бы гарантировано не платили никаких налогов.

К сожалению, если даже это все будет услышано и принято прямо сейчас, на пересмотр и переделку кодекса уйдут годы. А его нет, этого времени, совсем. Если бы это было сделано 8 лет назад при первых санкциях или хотя бы во время пандемии, может, и осталось бы больше бизнесов в России.

Поэтому, чтобы мы все имели шанс жить в другой стране, в той, где малый и средний бизнес будет творить и созидать, а не выживать или уезжать, нам надо сейчас, пока кодекс будут адаптировать к нынешней реальности, дать предпринимателям свободу хотя бы в выборе системы налогообложения. Три года вне зависимости от оборота и количества людей работать в любом комфортном существующем режиме, в том, который будет экономически оправдан: ОСН, УСН 6%, УСН 15%. Безо всяких ограничений — неважно, 2 миллиона у тебя или 3 миллиарда выручка, 250 сотрудников или 25 тысяч. Чтобы выросли максимально — тогда и ВВП увеличится, и налоги «выдушивать» не надо будет, они и так будут расти.

Закончить хочется традиционно цитатой президента: «всем, кто открывает новое дело, регистрирует предприятия, нужно давать медаль за личное мужество». А предприниматели согласны без медали, но с новым кодексом, очень уже нужно.

Неграмотность. Резкое изменение критериев МСП и границ для применения УСН (или, например, их отмена и предоставление возможности самим выбирать налоговый режим) никак не соотносится с целями фокусировки государственной поддержки и использования специальных режимов. Это приведет к включению в периметр упрощенного налогообложения значительного числа предприятий (в том числе крупных и очень крупных), и резкому падению поступлений НДС и иных налогов, а также существенно исказит конкурентную среду, уровняв налоговые условия крупных и мелких. Последнее противоречит самой идее УСН как режима и выделения предприятий МСП, необходимых для выравнивания конкурентоспособности предприятий разных масштабов деятельности, поскольку малый бизнес финансово гораздо более уязвим и ему труднее занимать рыночные ниши.

Что мы получим как результат реализации такого предложения Татуловой:

  • Радикальное снижение налоговых сборов и невозможность государством выполнять социальные обязательства
  • Рост монополизма российской экономики
  • Закрытие малого бизнеса или его поглощение крупным

Последнее особенно примечательно — Татулова, по сути, предлагает развивать малый бизнес через его уничтожение.

[1] thebell.io/est-malyy-biznes-i-monopolii-mezhdu-nimi-propast-kak-nalogovaya-sistema-tormozit-rost-biznesa-v-rossii

[2] wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/kak-i-skolko-my-platim-nalogov

[3] wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/socialnoe-gosudarstvo-i-nalogi-v-poiskakh-balansa

[4] www.consultant.ru/document/cons_doc_law_364178/fe2ae19a5e1e0767b321cd0f1347f1fc9047a10e/

[5] www.consultant.ru/document/cons_doc_law_364178/2b4dd535a015bcc992dd9a754f9a098fb856af0f/

[6] www.tmf-group.com/en/news-insights/publications/2020/gbci-accounting-and-tax/ или www.juristique.org/wp-content/uploads/2021/01/Rapport-TMF-Group-GBCI-AT-2020.pdf

[7] www.ifac.org/system/files/publications/files/pi-IPSAS-is-cash-still-king-v5.pdf

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*